Трудно поверить, но этот дом когда-то стоял на углу Тверской улицы. В годы сталинской реконструкции он вместе с другими домами переехал в глубину квартала, и с тех пор адрес этого дома: Брюсов переулок, д.21. В 1809 году губернатор Москвы граф Гудович решил приобрести дом рядом со своей резиденцией на Тверской. Позже квартиру в этом доме нанял Александр Сухово-Кобылин.

Видео

В Брюсовом переулке можно увидеть много интересных зданий со своей историей. Один из таких особняков это Дом Гудовича. Много можно рассказать о хозяине этого дома, генерал-аншефе Иване Гудовиче, герое русско-турецких войн и московском губернаторе и о знаменитых жильцах этого дома. История известного драматурга, промышленника и блестящего кавалера Сухова-Кобылина, которого обвиняли в убийстве своей любовницы, долгое время занимало всю Москву.

Дом №21 в Брюсовом переулке не всегда стоял на том месте, где находится сейчас. Во время сталинской реконструкции, когда расширяли Тверскую ул., его переместили в переулок, не повредив при этом. Конечно, инженеры вряд ли задумывались об истории здания. Они решали уникальную задачу переноса дома вместе с подвалами выше по улице. А с этим зданием связана детективная история, всколыхнувшая в середине XIX века всю Москву. Это строение принадлежал Ивану Васильевичу Гудовичу, который был губернатором Москвы перед Отечественной войной 1812г. Русский генерал фельдмаршал, участник Русско-турецких войн скончался в 1820г. У него осталось два сына Андрей и Кирилл. Кирилл Иванович участвовал в Бородинском сражении на Шевардинском редуте, был ранен. После войны около 10 лет занимал пост предводителя московского дворянства. После смерти отца сыновья поделили здание пополам. В 1826-1829г. здесь жила мать декабристов Никиты и Александра Муравьёвых. У неё собирались родственники и друзья декабристов, в надежде получить хоть какие-то вести о своих близких и друзьях.

В 1847г.часть дома была сдана Александру Сухово-Кобылину. Красавец, богач, светский лев, он поселил там свою любовницу француженку Луизу Симон-Деманш. Сухово-Кобылин познакомился с ней во Франции и дал ей денег на поездку в России. Их роман продолжался довольно долго, но в 1850г тело Луизы было найдено брошенным у Ваганьковского кладбища. Сухово-Кобылина подозревали в её убийстве, началось следствие. Допрашивали слуг и возможных свидетелей. Показания были очень противоречивые. То дворник признавался, что он убил хозяйку, то говорили, что это Сухово –Кобылин. Слуги откровенно вымогали деньги за нужные показания. Сухово-Кобылина то сажали в тюрьму, то выпускали. В тюрьме он написал свою знаменитую пьесу «Свадьба Кречинского». Эта пьеса ставилась во всех репертуарных театрах. Её не раз инсценировали и в советское время. Следствие по убийству длилось 7 лет и писатель был оправдан. Виновных так и не нашли. Осуждён был лишь один квартальный надзиратель, который был сослан в Сибирь, за применение пыток к свидетелям. Тайна убийства Луизы до сих пор не разгадана, хотя существует несколько возможных версий.

Современный внешний вид строения возник в конце XIX века. Его перестроил архитектор Сергей Родионов. Владел зданием тогда фабрикант Андрей Миклашевский. На фасаде расположен его герб с девизом «В Боге надежда моя» (In Deo spes mea).

Впоследствии домом с 1900 года владела дочь Миклашевского, статс-дама императрицы Александры Федоровны, графиня Олсуфьева. Этот дом связан с советским военачальником Георгием Жуковым. В этом доме жил и содержал скорняжную мастерскую его родной дядя Михаил Пилихин. Будущий полководец работал у него в подмастерьем.

До 1917 года в доме находились различные питейные заведения синематограф «Миньон». В дальнейшем тут находился Государственный комитет по науке и технике, а сейчас занимает Министерство образования РФ.

Доблестный воин, не кланявшийся врагу под пулями, Иван Васильевич Гудович запомнился современникам своими странными причудами. (сейчас бы сказали «пунктиком»). Он не любил очки. Вид человека в очках приводил его в бешенство и все старались не попадаться в очках ему на глаза. Даже в гостях он мог заставить любого человека снять очки.

Ещё он не выносил тройки лошадей. И если кто-то всё же приезжал к нему на тройке, то за воротами распрягали тройку и одну из лошадей привязывали сзади.

Зарегистрированные пользователи могут принять участие в написании статьи и получить вознаграждение.

Комментарии:

    Ваше имя:
    Заголовок:
    Комментарий:
    Язык комментария:
    (основной)


Фотогалерея